четверг, 5 июня 2014 г.

А.Алексин. Сигнальщики и горнисты.


Я не стал тогда это читать в журнале "Пионер", который выписывал, оттолкнуло название. От названия повеяло чем-то официозным - по крайней мере, по сравнению с повестями В.Крапивина, которыми тогда я взахлеб упивался.
Отторжение это усилилось, когда в 1984-м отовсюду заиграла песня "Сигнальщики-горнисты". Это сейчас понимаешь, что, да, к 40-летию Победы... А тогда она (песня) для меня просто заняла место в строю таких же, льющихся из динамиков по большим пионерским праздникам и в конце передачи "Пионерская зорька". Плюс дополнительное раздражение вызвала эксплуатация "раскрученного" названия.
И только сегодня, бессонной жаркой июньской ночью, я впервые прочел этот рассказ. Даже не знаю, что меня на это сподвигло, почему именно его. Не зная имени автора, я ожидал, по детским впечатлениям, погружения во что-то бравурно-красногалстучное. Увидев, что это Анатолий Алексин, мелькнуло - неужели он и "такое" писал? Ну да ладно, думаю, включу книжку на смартфоне в режим "бормотания", под неё в наушниках и усну... Как бы не так! Проснулся окончательно.
Мда... Нет, автор "Раздела имущества" остался верен себе. Кстати, "Раздел имущества" я впервые именно услышал - по радио, в детстве. Родителей моих тогда немного напрягало, что мне нравится слушать передачу "Взрослым о детях". А "Раздел имущества" - это было такое "Детям о взрослых", такое пронзительное... Я был близок к внутреннему плачу, когда это слушал.
И сейчас, слушая "Сигнальщиков...", - да, это тот самый Алексин, что в детстве пронзил меня насквозь. Ну, не знаю, "Убить пересмешника", "Поллианна", "Над пропастью во ржи", "Наверх по лестнице, ведущей вниз"... Вроде, мировые бестселлеры, но читаешь их как-то "познавательно" - вон оно как там, у "них"-то, - богатые тоже плачут! А Алексин как будто знает, за какие струны надо дернуть. Потому что знает, где они в тебе есть.
Скажите мне, люди добрые, кто-нибудь сейчас так пишет для детей? (Только, при всем уважении, позднего Крапивина не предлагать). Теперь что, кроме вариаций на тему Гарри Поттера, современный человеческий мозг ничего не способен ни породить, ни усвоить?
Слушаю дальше. Ну просто кладезь мыслей, хоть по стенам развешивай! Кстати, вернусь в школу - наверное, этим займусь: развешу по стенам полоски бумаги с разными цитатами, без автора и источника, только квадратик QR-кода рядом - на первоисточник целиком, пусть их ищут!
Нет, все же без претензий не обойдусь. Началось в колхозе утро: черно-белость попёрла. Война за всё хорошее против всего плохого. Все такие идеальные, ну да не без злодея, и сына его. А в конце... То ли лавры Гайдара, родившего тимуровское движение, не давали покоя, то ли и впрямь был заказ на новый почин - "Никто не забыт, ничто не забыто"...
Прошу прощения у всех, кого оскорбили мои слова. Но и меня прошу понять: то, что Алексин написал - действительно побуждает к добрым делам. Если бы... если бы не превращалось это в "почины" и  "мероприятия" от прикосновения власти. Тогда - Советской.
Вот такое вот печальное послевкусие. А рассказ всё равно прочтите, кто с ним не знаком.

воскресенье, 19 января 2014 г.

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи.

"— Не стоит высказывать свое мнение, Джеймс, когда тебя не просят. Иначе ты рискуешь оказаться в дурацком положении, поняв, какова ценность твоих суждений в глазах собеседника, — вежливо ответил Франциско."

"— Итак, вы считаете, что именно деньги — источник всех бед и корень зла? — спросил Франциско Д'Анкония. — А вы никогда не задумывались над тем, что является источником самих денег? Сами по себе деньги — лишь средство обмена, существование их невозможно вне производства товаров и людей, умеющих производить. Деньги придают вес и форму основному принципу: люди, желающие иметь дело друг с другом, должны общаться посредством обмена, давая взамен одной ценности другую. В руках бездельников и нищих, слезами вымаливающих плоды вашего труда, или бандитов, отнимающих их у вас силой, деньги теряют смысл, перестают быть средством обмена. Деньги стали возможны благодаря людям, умеющим производить. Видимо, они, по-вашему, источник всех бед?
В тот момент, когда вы принимаете деньги в качестве оплаты за свой труд, вы делаете это с условием, что сможете обменять их на результаты труда других людей. Ценностью деньги наполняют Ценностью деньги наполняют не нищие или бандиты. Целый океан слез и все оружие в мире не смогут превратить листы бумаги в вашем кошельке в хлеб, который необходим вам, чтобы жить. Но эти листы бумаги, которые когда-то подменили полновесное золото, — символ доверия, символ вашего права на часть жизни людей, умеющих производить. Ваш бумажник — это утверждение, что вокруг вас в этом мире есть люди, которые согласны с этим моральным принципом, потому что он лежит в основе денег. Видимо, это, по-вашему, корень зла?.."

"— Я хочу сказать, что человека нельзя обезвредить иначе, как обвинив, — объяснил доктор Феррис. — Обвинив в том, в чем он может признать себя виновным. Если он когда-то прежде украл десять центов, вы можете применить к нему наказание, предусмотренное для взломщика сейфов, и он примет его. Он перенесет любые невзгоды и поверит, что не заслуживает лучшего. Если не хватает поводов обвинить человека, надо их придумать. Если внушить человеку, что смотреть на весенние цветы — преступление и он нам поверит, а потом взглянет на них, мы сможем делать с ним что хотим. Он не будет защищаться. Ему и в голову не придет, что он вправе защищаться. Он не станет бороться. Но надо опасаться людей, которые живут на уровне собственных принципов. Надо держаться в стороне от человека с чистой совестью. Такой человек может уничтожить нас."

"— Именно так.
— И он так же отменяет перевозки угля, чтобы отдать вагоны под перевозку грейпфрутов?
— Да
— Грейпфрутов?
— Именно.
— Но почему?
— Дэгни, слова «зачем», «почему» теперь не употребляют.
Помедлив, она спросила:
— Ты не догадываешься о причине?
— Догадываюсь? Мне незачем догадываться. Я знаю.
— Хорошо, скажи.
— Специальный грейпфрутовый предназначен для компании братьев Сматеров. Год назад они приобрели фруктовое ранчо в Аризоне у владельца, который разорился после выхода Закона о равных возможностях. До этого он тридцать лет владел ранчо. Братья Сматеры год назад занялись производством фруктовых соков. Они получили в Вашингтоне кредит под программу возрождения кризисных зон, таких, как Аризона, и на эти деньги купили ранчо. У них в Вашингтоне друзья.
— Ну и?..
— Дэгни, это известно всем."